"Культура Евразии" и "евразийская культура". Сабина Аязбекова

Аязбекова Сабина Шариповна - заместитель директора Казахстанского филиала Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, доктор философских наук, профессор

E-mail: ayazbekova@mail.ru

"Культура Евразии" и "евразийская культура"//Казахстан и Евразийская идея в новом мире. Сборник докладов Международного научного форума. Том 1 – Астана, 2011. С. 207–211.


"Культура Евразии" и "евразийская культура"

 

«Евразия», «евразийство», «евразийская цивилизация», «евразийское пространство», «евразийская культура» и «Евразийский Союз» – термины, широко вошедшие в научный обиход. Выстроенные в одном ряду, эти понятия, казалось бы, исходным своим основанием имеют территориальные границы континента. Используемые же в рамках отдельных наук, школ и направлений, концепций, теории и практики, политического процесса, эти термины зачастую имеют совершенно различную территориальную трактовку.

Так, географы говорят о Евразии как материке – крупнейшей части суши, окруженной водами Индийского, Северного Ледовитого, Атлантического и Тихого океанов. Геологи относят к Евразии также и подводную окраину материка, в том числе и находящиеся на ней острова.

Российские историки и философы, сформировавшие геополитическое и социально-философское учение «евразийства» ассоциировали это понятие только со «срединной частью» Евразии, территорией России, которая была представлена как особый этнографический мир – культурно-исторический тип, занимающий «срединное» место между Европой и Азией. «Местоположение» же евразийской культуры, по мнению этих ученых, распространяется лишь на культуру восточно-славянских народов [1–10].

Лев Гумилев, основываясь на данных истории, этнологии и этнографии, биологии, географии, геологии и демографии рассматривал Евразию в континентальном значении, как суперэтническую целостность с несколькими доменами [11–14].

Что касается современного периода теории и практики евразийства, широко разработанного в российской науке, то она базируется на движении идеи от философии к политике. При этом у неоевразийцев также ассоциирована территориальная общность между понятиями Россия и Евразия. В тех же случаях, когда речь идет о политической и экономической интеграции, концепция неоевразийства может распространяется и на территорию стран СНГ (при безусловном доминировании России). Не случайно российскими учеными делаются «сенсационные открытия», что «Евразия – это Русь...» [15–18].

Как политическая идея, предложенная президентом Республики Казахстан Н.А.Назарбаевым 29 марта 1994 г. в рамках официального визита в Российскую Федерацию в стенах Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, евразийская идея послужила основой международного проекта – Евразийского Союза, включающего на первом этапе создания Казахстан, Россию и Белоруссию, а, в перспективе, – страны СНГ [19–24].

Таким образом, рассматривая евразийское пространство как научную проблему, можно говорить о территориальной размытости понятия, глубоком различии его многочисленных трактовок.

Осознавая аморфность самого понятия, различие подходов с точки зрения направленности, целей и задач, а также методологии разных наук, а также необходимость его дальнейшей теоретической разработки, в рамках данной статьи обозначим некоторые контуры, составляющие особенности культур Евразии в его территориальном (географическом) значении.

В этих целях выделим три основных уровня: континентальный, региональный и государственно-страновой (локальный). Исходя из этого, можно говорить об анализе евразийского пространства в его континентальном, региональном или локальном значении.

Так, в континентальном контексте евразийское пространство предстает как мультицивилизационное пространство, объединившее множество этносов, государств, конфессий, языков, различных социальных, политических и экономических систем.

Общность культур евразийского пространства может быть выявлена и на региональном уровне. Такой подход предполагает рассмотрение западно-европейской, арабской, восточнославянской, китайской, тюркской, дальневосточной, юго-азиатской, средне-азиатской и других культурных общностей как региональных культур и цивилизаций Евразии.

Что касается государственно-странового подхода к изучению культур Евразии, то его методология зачастую основывается на анализе артефактов локальной культуры.

По нашему мнению, территориальный подход к вопросу изучения культуры выявляет разграничение понятий «культура Евразии» и «евразийская культура».

Так, в понятии «культура Евразии» на первый план выдвигаются территориальные и этнические характеристики. И тогда к ней могут быть отнесены каждая из культур государств и этносов, населяющих все пространство Евразии: и Европы, и Азии. В этом термине акцентируется внимание на этнических особенностях культуры, а связь между ними формируется по принципу территориальной близости, а также общности культурных традиций.

Что касается понятия «евразийская культура», то в нем, по нашему мнению, на первый план выдвигаются типологические характеристики, в равной мере применимые ко всем культурам Евразии. При этом типологическая близость может быть предельной для территориально далеких культур, тогда как достаточно близкая географическая среда не всегда обусловливает идентичность типологической общности.

Тем самым, эти два понятия: «культура Евразии» и «евразийская культура», несмотря на свою близость, по нашему мнению, не являются синонимами, а представляют разные по объему и содержанию термины. Так, термин «культура Евразии» апеллирует к локальным культурам Евразии, тогда как термин «евразийская культура» – к ее особой типологической общности.

Что касается анализа культур Евразии как региональных либо государственно-страновых культур или цивилизаций, то они изучены достаточно широко, тогда как понятие «евразийская культура» как общность типологического порядка, несмотря на достаточно широкое употребление данного термина в научном обиходе, на сегодняшний день не имеет своего категориального и структурного анализа. В связи с этим, остановимся подробнее на данном понятии.

Прежде всего, следует отметить, что «евразийская культура» по своему внутреннему составу является бикультурой. Данный тип культуры представляет собой взаимодействие и сосуществование в рамках формирования и функционирования единой культурной системы двух генетически, типологически и территориально различных культур: европейской – с одной стороны, и азиатской – с другой.

Наиболее характерной чертой и главным условием развития евразийской бикультуры является не только функционирование сложивщейся веками этнической культуры, но и усвоение данным этносом определенных типологических характеристик иной культуры в виде целостной системы. При этом возникает некая система, в которой две культуры – эндогенная и экзогенная, выступая в качестве субкультур, образуя целостность типологического порядка. И поскольку эти субкультуры в рамках бикультуры могут сосуществовать как в относительной самостоятельности, так и взаимодействуя друг с другом, постольку в бикультуре можно выделить три основных компонента:

1.эндогенный компонент;

2.компонент взаимодействия;

3.экзогенный компонент;

// – инновации;

- взаимодействие традиций и инноваций;

– традиции.

 

 

 

Фактором, формирующим сердцевину и облик бикультуры, ее целостность и устойчивость во времени и пространстве, является традиция этноса. Данное понятие, по нашему мнению, представляет собой стереотипизированный культурный механизм, раскрывающий исторически- и социально обусловленную картину мира этноса, а также, связанные с ней различные виды деятельности, практики, речи и языка.

В плане содержания и выражения этнической «самости» в кажой из локальных культур Евразии наиболее «плотной» она предстает в эндогенном компоненте бикультуры. Причем, для данного компонента этническая традиция является единственно возможной формой практики, с присущими ей эндогенными, то есть возникшими без влияния извне, формами коммуникации.

Следующий компонент – «взаимодействующий» – является наиболее специфичным и определяющим в бикультуре. Границы его находятся, с одной стороны, в зоне пересечения с эндогенным компонентом, а с другой – с экзогенным. Собственно, это именно тот компонент культуры, в котором происходит процесс активного взаимодействия двух культур. И в зависимости от степени приближения к двум противоположным границам этого компонента (см. схему), изменяется роль и характер функционирования традиции этноса.

С одной, внутренней стороны (а), изменениям подвергается эндогенный компонент культуры. К примеру, для азиатских культур, это будет взаимодействие таких разнопорядковых явлений, как фольклор и искусство устной традиции – с одной стороны, и телевидение, концертный зал, система европейского художественного образования, ориентированного на совершенно иной контекст культуры, – с другой стороны. Для европейских культур  - это использование в рамках национального фольклора, жанров европейской традиции азиатского (либо локального этнического) художественного языка и стиля.

С другой, внешней стороны (б), этническая культура включается в систему иной культуры. И тогда в азиатской части Евразии возникает национальное композиторское творчество письменной традиции, а также творчество современных кинематографистов, писателей, художников и балетмейстеров. В европейской же части Евразии, коммуникативный механизм культуры, реализуется в жанрах азиатского (локального этнического) художественного творчества. Поэтому в данном компоненте бикультуры традиция этноса, взаимодействуя с другой, приобретает «открытый» характер, обусловленный необходимостью к адаптации к новому социально-историческому и художественному контексту.

Казалось бы, третий компонент бикультуры – «экзогенный» – не имеет ничего общего с традицией этноса. Однако это не так, поскольку инновация, не воспринятая и не усвоенная, не может стать ее частью, а будет представлять собой чужеродный, искусственный и навязанный извне компонент. И потому здесь чрезвычайно важен сам акт принятия иной культуры, когда она может входить в бикультуру и без изменения своего сложившегося веками облика, то есть, вступая с эндогенной культурой в отношения полифонического типа. И такая полифония культур азиатской и европейской – и есть сущностная основа бикультуры, при которой каждая самобытная культура, при безусловном сохранении и развитии своих этнических свойств, органично переходит в пласт глубинного общения с другой культурой, составляя с ней синтезированное художественное единство высшего духовного порядка. Во многом это связано с тем, что евразийская культура есть исторически обусловленная и объективно развивающаяся целостность.

Таким образом, евразийская культура как общность типологического порядка представляет собой одновременно и совокупность, и синтез как европейской, так и азиатской культур. Причем, для каждой культуры эндогенный компонент – исторически более ранний, включающий, помимо современной, и наследованную от прошлого культуру; экзогенный (для нее же) – исторически более поздний компонент, несмотря на то, что в свернутом виде он представляет собой всю эволюцию экзогенной культуры. Такое сочетание разновременных компонентов культуры отражает диалектику евразийской культуры: с одной стороны, происходит процесс наследования накопленных предшествующими поколениями свойств этнической традиции, с другой – в соответствии с внешними воздействиями, возникает как отрицание некоторых свойств традиции, так и становление новых.

 

Библиографический список

1.Данилевский Н. Россия и Европа // Классика геополитики, XIX век: Сб. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003.

2.Макиндер Х. Географическая ось истории // Классика геополитики, XX век: Сб. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003.

3.Савицкий П. Географические и геополитические основы евразийства // Классика геополитики, XX век: Сб. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003.

4.Савицкий П. Евразийство // Классика геополитики, XX век: Сб. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003.

5.Савицкий П. Степь и оседлость // Классика геополитики, XX век: Сб. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003.

6.Савицкий П. Евразийская концепция русской истории. Русские среди народов Евразии. Основы геополитики России. 

7. Трубецкой Н. Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока // Русские среди народов Евразии. Основы геополитики России.

8.Трубецкой Н. Европа и человечество // Русские среди народов Евразии. Основы геополитики России.

9.Трубецкой Н. Мы и другие // Русские среди народов Евразии. Основы геополитики России.

10.Трубецкой Н. Русская проблема // Русские среди народов Евразии. Основы геополитики России.

11.Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации. М.: ООО Издательство «АСТ МОСКВА, 2007. 528 с.

12.Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М.: Айрис-пресс, 2004. 556 с. (Библиотека истории и культуры).

13.Гумилев Л.Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М.: Айрис-пресс, 2004. 379 с. (Библиотека истории и культуры).

14.Гумилев Л.Н. От Руси до России: очерки этнической истории. М.: Айрис-пресс, 2004. 317 с. (Библиотека истории и культуры).

15.Дугин А.Г. Евразийство: от философии к политике. Доклад на Учредительном съезде ОПОД «Евразия» (21 апреля 2001 г., г. Москва) // Основы евразийства. М., «Арктогея-Центр», 2002. С. 16–26.

16.Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Цивилизации: теория, история, диалог, будущее / Б.Н. Кузык, Ю.В. Яковец; авт. вступ. ст. А.Д. Некипелов. М.: Институт экономических стратегий. Том V: Цивилизации: прошлое и будущее: Учебник / Б.Н. Кузык, Ю.В. Яковец; авт. слова к читателю В.М. Филиппов. М.: Институт экономических стратегий, 2008. С. 314–355.

17.Орлова И.Б. Евразийская цивилизация. Социально-историческая ретроспектива и перспектива.

18.Чудинов В.А. Евразия – это Русь! [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://documental.su/our_articles/russia_news/4449-evraziya-yeto-rus.html.

19.Назарбаев Н.А. Евразийский союз. Идеи, практика, перспективы. 1994–1997. М., 1997.

20.Назарбаев Н.А. Сборник докладов на 1–10 сессиях Ассамблеи народов Казахстана. Астана: Елорда», 2005.

21.Назарбаев Н.А. На пороге ХХI века. Алматы, 2003.

22.Назарбаев Н.А. Политика мира и согласия. Астана: Елорда, 2008.

23.Назарбаев Н.А. Казахстан завершает год с положительными результатами // Известия. 2009. 23 декабря.

24.Нурсултан Назарбаев. Евразийский Союз: от идеи к истории будущего // Известия. 2011. 26 декабря.

25.Аязбекова С.Ш. Мир музыки Г. Жубановой. Время – культура – этнос. Алматы: Институт философии и политологии Министерства образования и науки Республики Казахстан. – 1999 г. С. 21–61.

26.Аязбекова С.Ш. Картина мира этноса: Коркут-ата и философия музыки казахов. Алматы: Институт философии и политологии Министерства образования и науки Республики Казахстан. – 1999 г. – С. 228-235. 

© 2012-2021 VIA EVRASIA Все права защищены. site by: Св. Мирчева almanach "via evrasia", issn 1314-6645